Душа разработчика сайта


Гостинная
 
Наша литературная гостинная

ЭТАПЫ БОЛЬШОГО ПУТИ
или кто такой Владимир Артамонов?
     Эх! Жисть моя поламатая! Тудыть её в качель! А как все могло быть красиво, чинно и благородно не прейди гегемон к власти в 1917 -м …

… ты, чьих будешь, холоп?
Действующие лица:
Старые фотографии
Воспоминания очевидцев
Воображение автора
Фотографии. Старые фотографии…. И зачем вы нам?

Большая семья Улеско Ивана. Ориентировочно 1912г.

   Священнослужитель (на снимке облачен в рясу) - в миру Улеско Иван, родной отец Надежды Ивановны. Стоит в центре (с косичками ) Улеско Надежда Ивановна (здесь она ещё до окончания медицинского училища сестер милосердия). Справа от Надежды Ивановны ее родная сестра-двойняшка Улеско Вера Ивановна, впоследствии родная мать Герасименко Александра Григорьевича, главного механизатора колхоза села Елизаветово, Крымской АР (татарское название "деревня Кары"). Крайняя справа, с букетом цветов, старшая сестра Любовь Ивановна Улеско. Данные на других участников фотографирования, в настоящее время, установить не удалось

Иван Викторович Артамонов. Ориентировочно 1917 год.
   Курсант реального училища города Тифлиса (Грузия, Тбилиси). На подлиннике фотографии явно видно, дорисованную гораздо позднее, на околотке фуражки, звездочку. 
  Молодому Ивану очень не хотелось признавать свое далеко непролетарское происхождение.
  Это единственная фотография, сохранившаяся в семейном архиве, на которой Иван Викторович изображен в столь юном возрасте Трогательно-наивное выражение своих небесно голубых глаз Ванечка Артамонов сохранил на протяжении всей жизни.
  Вот эта небесная синева, чистота и бесконечность покорили сердце и душу юной сестры милосердия Наденьки Улеско. Но это произойдет гораздо позднее. А пока …

Первое увлечение Наденьки - красный командир Дмитрий Демидов.

  В прошлом белый офицер, поручик Демидов, троюродный племянник известного промышленника Демидова. Высокий, стройный, темноволосый, в совершенстве владел французским и немецким языками. Любил цирк, оперетту и французскую борьбу. Отличался решительностью, большой физической силой и выносливостью, на спор, за кварту водки гнул подковы, разрывал пеньковую веревку. Кроме этого, прекрасно пел и играл на гитаре, очень любил играть в карты, виртуозно стрелял из нагана и бросал кавказские ножи, был отличным вальтежировщиком, хорошо плавал, женщин любил намного больше чем лошадей. За буйный темперамент друзья окрестили его прозвищем "Гусар". В феврале 1918, добровольно перешел на сторону Советской власти. Принимал участие в восстановлении советской власти в Закавказье. С апреля 1934 года женат на дочери известного киевского ювелира, жена Тамила Исааковна 1914 года рождения до 1941 года проживала в Киеве. В сентябре 1938 года Дмитрий Демидов репрессирован, получил 10 лет за антисоветскую агитацию, в декабре 1941 направлен в штрафбат. Был дважды тяжело ранен, искупил. В мае 1942 года вернулся служить в свой кавалерийский полк, но через два месяца, по прямому указанию члена военсовета товарища Мехлиса, был направлен в полковую разведку. Неоднократно ходил за линию фронта, отмечен правительственными наградами. В августе 1944 года, при невыясненных обстоятельствах, погиб (пропал без вести) на Западной Украине в горах Карпатах.
  Только в 1959 году, усилиями Николая Ивановича Артамонова, удалось установить действительное место и обстоятельства героической гибели Демидова Д.И.
Возможно, позднее мы постараемся рассказать Вам все, что нам известно о жизни и смерти майора Красной Армии Дмитрия Ивановича Демидова, 1896 года рождения, русского. А сейчас…

ПЕРВЫЙ РАССКАЗ БАБУШКИ НАДИ

  1926 год. Прошло более двух лет с того момента, когда после тяжелой и продолжительной болезни, наконец-то скончался вождь российского пролетариата Владимир Ульянов.
  Ленин в мавзолее, начата компания его обожествления.
  Продолжают оскверняться православные храмы, пропагандируется атеизм.
  Страна пытается выйти из состояния экономической дистрофии. Рабоче-крестьянская власть, не впервые, устанавливает новые экономические правила. Большевистские трибуны-лидеры, на перебой рассказывают о светлом коммунистическом будущем.
  Выдающиеся ученые бегут из страны. Из всех "измов" в стране признаются только три - "марксизм", "ленинизм", "коммунизм".
  Во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа!
  Начисто разрушен институт дворянской чести. Во всех домах культуры и избах читальнях на стенах вывешен "Моральный кодекс строителя коммунизма".
  Что б тебе жить в эпоху перемен!
  И люди живут…

***

   Иван Артамонов, молодой голубоглазый вдовец, в прошлом дворянин, а ныне режиссер агитационно-пролетарского театра "Красный рассвет" находясь в гостях у своей новой очаровательной знакомой, выпускницы медицинской школы сестер милосердия Наденьки Улеско, пытается произвести хорошее впечатление.
   Таинство чаепития. Квартира Наденьки излучает уют и покой. На остеклённой веранде стол, белоснежная скатерть, салфетки с вышивками, вазочка с клубничным вареньем, пряники. Согревает душу, до зеркального блеска начищенный, медный, пузатый красавец - Тульский самовар. Во всех помещениях господствует исключительная вымытость и чистота.
   На двух плетеных креслах ручной работы, напротив друг друга, восседают Он и Она.
Ваня, облаченный в белый парусиновый костюм, белые носки и туфли, вдохновенно рассказывает о театре, Мэерхольде, принцессе Торандот. Наденька внимательно слушает, слегка улыбаясь, кивает. Кажется, ничто не может разрушить сию идиллию человеческого общения, уважения и покоя.
   Вдруг.… Ох уж это пресловутое "вдруг"! От него ничего хорошего ждать не приходится. Но все же…
   Вдруг открывается дверь и на остеклённую веранду вваливается известный евпаторийский весельчак и дебошир, по прозвищу "гусар", Димка Демидов с гитарой, шампанским и воплем:
   - Наденька! Душа моя! Поедемте кататься! Я тарантас ангажировал… -
   Хмельной взгляд гусара Демидова скользит по помещению и обнаруживает Ивана Артамонова. Угасает улыбка. Жизнерадостная физиономия Демидова, не теряя выражения воздействия алкоголя, медленно перетекает в звериную морду. На щеках начинают перекатываться желваки.
В свою очередь, интеллигентное лицо Ивана Викторовича, пройдя фазы удивления и испуга, приобретает выражение лица обмочившегося ребенка.
   - Ванька?! А ты здесь, почему сидишь? - со злобным удивлением произнес "гусар". - Я ж тебя просил! Я же тебя предупреждал! Ты!.. А по роже… -
   Иван Викторович бледнеет, затем истерично вскакивает, понимая, что нужно что-то говорить. Молчание - позор! А это сейчас - хуже смерти!
   - Мы здесь с Надеждой Ивановной о Мэерхольде! Исключительно о Мэерхольде! А Вы себе позволяете! Даже в мыслях! МЫ ЖЕ ИНТЕЛЛЕГЕНТНЫЕ ЛЮДИ!!!
   Затем, чуть помедлив, добавил, с мольбой и страхом глядя на Дмитрия.
   - Мы и о лошадях, о лошадях говорили! Ведь, правда, Наденька …?
   Животная боязнь, получить по интеллигентной физиономии демидовским кулаком, сделала ватными ноги, парализовала волю. В глазах известного Евпаторийского режиссера агитационно-пролетарского театра "Красный рассвет" буйное воображение нарисовало ЕГО кровавый закат, - он медленно оцепенел и боялся даже дышать. Но подлый организм, вопреки воле хозяина, по-предательски тихо и даже в какой-то момент лирично выдохнул своей нижней частью, несколько раз подряд.
  Атмосфера комнаты быстро наполнилась неуместными запахами. Демидов втянул носом воздух, скривился и стал осматриваться по сторонам, зачем-то по очереди поднял ноги и посмотрел на свои сапоги, затем его взгляд снова уперся в Ивана.
   - Обосрался что ли…? - утвердительно спросил подвыпивший гусар.
   - Сам дурак!!! - вытаращив от страха и стыда глаза выкрикнул Ванька.
   Присутствующие в неловкости замолчали. Иван Артамонов, то ли всхлипывая то ли принюхиваясь, рывками втягивал носом воздух и сдерживался от нахлынувшего желания, прямо на веранде, опустошить прямой кишечник - сейчас будут убивать. Дмитрий, с пьяно-виноватым выражением лица, разводил руками, переводя взгляд с Ванечки на Наденьку, всем своим видом выражая извинения и одновременно как бы говоря: "Ну, зачем он ТАКОЙ тебе нужен?!"
   Порозовевшая до ушей и опустив от неловкости глаза, Наденька поднялась и, тоном, не терпящим возражений, произнесла.
   - Пошли вон глупцы! Вон! Оба! -
  Не дожидаясь реакции гостей, выпускница пансиона, придерживая, больше по привычке, рукой полу платья, торопливо вышла в гостиную.
  Что там между ними было дальше, бабуля не сказывала. Говорила, что Ванька, после того случая к ней не приближался. А через месяц его в ВЧК на работу приняли. Как потом выяснилось - от стыда стал он, одно за другим, заявления писать, собрал рекомендации, получил направление и пошел служить. Куда угодно хотел бежать, только бы не позориться перед Наденькой и не видеть этой наглой усатой буденовской морды.

***

   Служил Ванька в Евпаторийской ВЧК не долго. Не по Сеньке шапка. К оперативной работе Ваньку не допускали: опыта нет, серьезности мало, отваги никакой. Да и происхождение не совсем пролетарское, с одной стороны вроде бы телеграфисты, а с другой-то дворяне, вовсе буржуи. Да и сам Ванечка, по природе своей изысканно-избирательной трусости, не особо рвался взять в руки маузер и стать на защиту рабоче-крестьянских завоеваний. Но в народном комиссариате его все же держали. Прекрасная память, знание трех языков, выдающиеся способности в области математики - все эти качества главными комиссарами были примечены, и был определен Иван Артамонов в интендантскую роту.
  На седьмой день службы выдали нашему Ивану кожанку, галифе, сапоги и маузер.
  И стал Иван Артамонов чекистом в первом поколении.
  И уважать стали Ивана люди. И стали ходить к нему за мудрыми советами.
  И увидел сын телеграфиста и дворянки, что это хорошо…
  Служил наш орел и думал, как бы Димку, обидчика своего, со свету сжить и к Наденьке на белом коне героем вернуться. Терпеливо ждал своего звездного часа. И это время вскоре пришло!
  В известном санатории краслетов (сокращение от слов "красный летчик" - прим. автора) пропали два верблюжьих одеяла, и десять литров спирта. Случай по тем временам, скажу я Вам, беспрецедентный. Не умели красные командиры, а тем более краслеты воровать так, как сейчас у нас в армии воруют. Не умели и все тут! Да и незачем воровать было - все вокруг народное, все вокруг мое! Что же я, сам у себя воровать буду?
  Два одеяла украли - ладно! Но десять литров спирта! Безобразие! И представьте себе - все вокруг тверёзые ходят. Не иначе как буржуазные происки врагов народа!
  Но удивительное дело, никто из бывалых и отважных оперативников-чекистов не хотел браться за расследование этого "тягчайшего" преступления. И поручили это дело Ивану Артамонову: "Ты, - говорят - брат у нас по материальной части силен, вот и поезжай, расследуй".
  Как раз за неделю до этого скандального случая, нашу очаровательную Наденьку, перевели работать в этот самый санаторий Красных Летчиков. А поскольку, колоть революционными шприцами мужественные ягодицы отважных краслетов, есть дело весьма ответственное, и заниматься этим могут только проверенные большевички, приказом по учреждению назначили поповскую дочь Надежду обычной сестрой-хозяйкой. Сегодня назначили, а назавтра - одеяльца и спиртик сперли. Пригорюнилась наша Наденька, сухарики сушит, про Сибирь думает, семью Ульяновых вспоминает, со складского помещения выходит только по крайне нужде или службе, стережет - как бы еще чего не украли.
  Слух о происках контры, видоизменяясь, распространился по Евпатории со скоростью слова. И как водится, добрые наши граждане, сознательные пролетарии и пролетарки, все вспомнили: и поповское происхождение сестры-хозяйки, и её царское образование, и развратное поведение с бывшим поручиком Дмитрием Демидовым. А как только вспомнили, так сразу ценные сведения дополнили и куда следует, сообщили.
  Получив краткое указания от руководства, даже поверхностно не ознакомившись с материалами дела, взял Ванюша в руки красную революционную папочку с документиками и поехал трамвайчиком врагов народа ловить. Ну, прямо как Владимир Ильич в семнадцатом году!
  Приехал. У ворот санатория в полупоклоне встречают, с улыбкой к начальнику проваживают, чайком с лимончиком потчуют, беседы уважительные ведут, даже кабинет руководителя для проведения допросов предлагают. Почувствовал себя наш Ваня Артамонов, не иначе как НАЧАЛЬНИКОМ ЗЕМЛЕТРЯСЕНИЙ.
  - А подать сюда эту империалистическую гидру, эту, с позволения сказать, сестру хозяйку
  Верные люди побежали за вражиной и контрой.
  Ведут. Вся в слезах входит в кабинет начальника наша поповская дочка.
  Вот тут наш уважаемый воспитанник бесстрашного Феликса чуть во второй раз не обос… Короче, опять в воздухе чем-то запахло…

***

  Три месяца вел Ванька это дело. Почти три месяца!
  Результат?
  Оказалось, что никто ничего не крал, а просто неправильно подсчитали. И спирт Ванька нашел, и одеяла. Благодарность от начальства получил. В газете про Ваньку написали, уважаемым чекистом стал: спас доброе имя невинной женщины и непоколебимый авторитет революционного коллектива врачей. В этот раз делу врачей не суждено было осуществиться…
  Но мало кто знал следующее.
  Два месяца Ванька честно и безрезультатно искал расхитителей. Сам от себя такой прыти, настойчивости и изобретательности не ожидал. Жаль стало Наденьку, любил он ее крепко. Правда, по-своему, по-артамоновски, но любил.
  В один из понедельников высокий комиссар вызвал чекиста Артамонова в свой кабинет и потребовал до конца следующей недели закончить расследование дела о хищении социалистического имущества в военном санатории:
  - Пора давать результаты! -
  Ближе к вечеру, в четверг, по завершении рабочего дня, измученный бесплодными поисками госимущества Ванька притащился в свою интендантскую каптерку, достал из французского банковского сейфа бутылку крепкого крымского вина и опустошил её одним залпом. Закурил. Сел и долго сидел за столом, обхватив руками голову с двух сторон. Хмель ударил в голову. На дворе стемнело. На юге у моря темнеет быстро.
  Неожиданно для самого себя, как бы очнувшись от тяжких мыслей, младший помощник интенданта взвыл и резко ударил по дубовой столешнице своим костлявым кулачком.
  - За два одеяла и спирт бабе в каторгу идти. Не бывать этому! -
  Иван встал, смастерил из пальцев фигу и показал ее висевшему на стене портрету Карла Маркса и Фридриха Энгельса. Пошатываясь, вышел на улицу и медленно пошел в сторону третьего запасного материального склада Евпаторийского ВЧК. Приблизившись к зданию, оглянулся. Внутренний двор. Часового не видно. Вокруг никого. Вытащил из кармана галифе ключи от вверенного ему помещения. Открыл дверь, вошел.
  Минут через двадцать из проема приоткрытой двери того же склада высунулась маленькая голова, посмотрела по сторонам, дождалась, когда часовой красноармеец зайдет за угол.
  Еще через десять минут, кряхтя, попердывая и воровато оглядываясь, ученик железного Феликса, молодой чекист в первом поколении, человек с холодной головой и начищенными до зеркального блеска сапогами, перемещаясь по улице имени О Шмидта, нес к трамвайной остановке, завернутые в мешковину, два верблюжьих одеяла и десятилитровую бутыль с прозрачной жидкостью. Все вокруг народное все вокруг… наше.
  Доехав трамваем до санатория краслетов, Ванька вышел из вагона. Нервно оглядываясь, прошел вдоль забора к потайному лазу известному только ему и всем местным мальчишкам. Пролез, подошел к одному из подсобных помещений. Постучал в светившееся окошко.
  - Надя! Это я, Иван, открой, поговорить нужно…

***

  Из протокола ревизии: "Комиссия, в составе… проведя, по требованию младшего помощника интенданта Артамонова И.В. дополнительную ревизию, установила… вверенные ей материальные ценности находятся в строгом соответствии… Ходатайство об открытии уголовного дела отозвать в связи с отсутствием факта недостачи…"

***

  Через три месяца весельчак и балагур Дмитрий Демидов был переведен, для прохождения дальнейшей службы - за много сотен километров от Евпатории - в населенный пункт Кушка. Говорят, там когда-то Лермонтов служил. Вот повезло человеку!.
  А еще через три месяца, Надежда Ивановна Улеско сочеталась законным браком с Иваном Викторовичем Артамоновым
  Ровно через год со дня бракосочетания Иван Артамонов, в связи с ненадлежащим выполнением распоряжения старшего по званию, был приказом по Евпаторийскому отделению уволен из рядов ВЧК. Злые же языки поговаривали, что уволили Ваньку вовсе не за плохую дисциплину, а за выявленную в ходе плановой ревизии недостачу вверенного ему социалистического имущества.
  В стране начиналась эпоха сталинизма. Времена предстояли сложные. А у бывшего чекиста семья. Нужно было на хлеб зарабатывать. Пришлось Ваньке снова переквалифицироваться из чекистов в артисты.
  Но это, как говаривала моя Бабуля, уже совсем другая история.

 




Проект сайта разработан Аримом Светловидовым - фирма "АС"